Объявления  

Лариса Давыдова

художник Лариса Давыдова

Лариса Давыдова

«»

Последняя черемуха

Ольга Нимас

Через три с половиной месяца после начала Великой Отечественной войны, 5 октября 1941 года, соединения 57-го механизированного корпуса гитлеровцев вышли к подступам города Юхнова и к середине дня захватили его. Создалось угрожающее положение на малоярославецко-подольском направлении и прямая угроза Москве. Сводному полку подольских военных училищ (пехотного и артиллерийского) было приказано задержать противника на пять-семь дней.

Полк продержался 13 дней, не пропустив врага, сорвав его замысел молниеносного выхода к Москве и захвата столицы.

Гитлеровские офицеры, попавшие в плен, говорили: «Если бы не красные юнкера (так они называли подольских курсантов), мы были бы давно в Москве».

Только 18 октября 1941 года остатки сводного полка подольских училищ по приказу командующего 43-й армией генерала Голубева отошли в район реки Нары.

Последняя черемуха.
Лариса Давыдова
1987 г., х.м., 180х250
Посвящается подольским курсантам

Бессмертному подвигу подольских курсантов посвятила свою работу «Последняя черемуха» коренная подольчанка — известная художница Лариса Давыдова. Ее картина — едва ли не единственное произведение в изобразительном искусстве на означенную тему. Исторический жанр — органичная часть творчества Л. А. Давыдовой. Ранее получившие достойную оценку портреты историков В. Н. Татищева и Н. М. Карамзина приобретены в собственность: первый — Подольским выставочным залом, другой — музеем-усадьбой «Остафьево». Все три названные работы созданы в 1987 году, когда художница — выпускница института им. В. И. Сурикова (отделение монументальной живописи, мастерская К. А. Тутеволь и В. Н. Забелина) являлась стипендиатом Союза художников СССР.

«Последняя черемуха» — «погружение» Л. Давыдовой в «сороковые, роковые» годы чудовищной по своим жертвам Великой Отечественной. 9 мая юбилейного 2000-го работа была представлена на суд взыскательной московской публики и гостей столицы. Картине отведено одно из центральных мест на Всероссийской выставке музея на Поклонной горе, посвященной 55-летию героической победы нашего народа над фашистской Германией.

Высокий психологизм, философское постижение подвига наших соотечественников, подлинное мастерство — такова характеристика лучших выставочных работ. Не ставя своей целью делать обзор выставки, кратко скажу: экспозиция имеет два раздела. Один из них — «Ради жизни на земле» — картины из фондов Русского музея. Здесь представлены лучшие работы художников ХХ века, посвященные Великой Отечественной войне. Пластов, Кукрыниксы, Дейнека, Герасимов, Лактионов, Сидоров, Моисеенко, Коржев, Пименов — это не полный перечень имен...

Своего рода эмблемой «петербургской» части экспозиции стала психологически пронзительная, сдержанная по колориту, самобытная по рисунку, глубоко национальная по образному мышлению работа академика живописи А. А. Мыльникова — «Прощание» (1975 г.). Вечная тема. Многократно ее звучание усиливается в военное время. Своеобразное преломление она нашла в картине Ларисы Давыдовой «Последняя черемуха».

Глядя на это монументальное, композиционно новаторское полотно, приходят на память слова фронтовика Б. Ш. Окуджавы: «...куда ты уходишь, когда за порогом бушует весна, и шагом неверным... — спасения нет...» Судьба юношей перед лицом войны — идея картины. «Молодая жизнь и смерть... Меня всегда волнует эта тема», — говорит художница.

Пластическое решение композиции целиком подчинено этой задаче: на переднем плане группа юношей на высоком берегу реки, где ослепительный свет жизни заставляет зрителя перенестись в мир предвоенных юношеских грез. Молодость — трепетная пора для каждого человека, некая сопричастность «вечной весне», аромат которой остро начинаешь чувствовать в черемуховую кипень...

Для подольских курсантов флер последней черемухи окончательно исчез осенью 1941 года — белые лепестки за порогом мирной жизни, тая, как первый снег — вестник неизбежной зимы (в философской интерпретации — смерти), превратившись в «седые» каски бойцов. Так — еще несколько месяцев назад — бесшабашные мальчишки в октябре 41-го «повзрослели до поры». Тогда будущее России, всей Европы решалось на ближних подступах к Москве. Выступив на защиту нашей столицы со стороны открытого для врага Варшавского шоссе, курсанты словно шагнули в смерть, вступив в схватку с безупречно экипированным противником, часто не имея при этом оружия, приобретая его в боях. В этом смысл, по замыслу художницы, одной из ключевых фигур картины: молодой боец одной ногой еще в мирной жизни, другой — будто канул в свинцовый дождь войны. Композиционный стержень работы — «покров» последней черемухи — трогательная, едва наметившаяся «мелодия» первой мальчишеской нежности словно соединяет несоединимое: жизнь и смерть. Мир и война — антагонисты, грань между ними — резкая. В работе это подчеркнуто композицией, цветовым решением картины, текстурой холста.

Однако хотя хронология событий, изображенных на картине, обрывается на военной тематике, все же темная узкая «аллея смерти» (знак сокрытости другого измерения жизни — за пределами очерченного круга бытия) не есть уход в никуда, это «маршрут» в бессмертие павших на войне героев. Данная мысль прочитывается, если взглянуть на фигуру одного из будущих подольских курсантов, покорно протягивающего руки вперед, чтобы надеть «белые одежды» — символ спасительной жертвы едва вступающих во «взрослый» мир молодых парней... Недаром две трети полотна — жизнеутверждающая палитра красок — гимн жизни. Подтверждением этому и образ молодого паренька с гитарой в свободной — обращенной к небу — позе, обладающий особой притягательной силой — явное выражение души художницы.

Все фигуры включены в эмоциональную, пространственную и бытовую среду, связаны жестами, ритмами. Безошибочно угадываются образы и бытовые детали того времени, делая картину достоверной и убедительной. Все: купола церкви, река, мост через нее, плот с детьми на воде, «скирды солнца», фигуры женщин (направляющихся к «линии разлома» привычного течения жизни) в отдалении — это не перечень «деталей», передающих атмосферу быта подмосковного Подольска начала 40-х годов, это уровень значимости всего, что «за спиной» у призванных совершить подвиг (сначала беззаботных парней; спустя несколько месяцев — защитников первопрестольной). Во всем — музыка любви. А любовь, как известно, всегда жертвенна...

Отсюда, в определенном смысле, иконописный язык произведения. Налицо соборность, предстояние пред вечностью (именно так трактуется один из сюжетов картины: только что искупавшиеся в реке юноши, совершив «омовение», будто приготовили себя к исполнению предназначенного), символика жестов и цвета, сюжеты — моменты жизни, следующие один за другим, как клейма в житийной иконе, — все это расширяет границы пространства и времени...

Лариса Давыдова

Впрочем, нельзя не отдать должного и той школе художественного мастерства, к которой принадлежит Давыдова. Проблема изображения пространства, времени, движения в рамках одной картины волновала «творческого дедушку» художницы — А. А. Дейнеку (его знаменитая работа «Оборона Севастополя», представленная на выставке, — наглядное свидетельство тому). Но если у Дейнеки время «растянуто» на определенном временном отрезке в настоящем, то у Л. Давыдовой одно полотно «вбирает» и прошедшее, и настоящее, и будущее время. И это очевидное достижение в историческом аспекте живописи.

Бесспорно, неординарная работа Ларисы Давыдовой привлекает внимание посетителей выставки на Поклонной горе. Высокую оценку картине дала Валентина Ивановна Жиленкова — академик, президент Комитета русско-славянского искусства, председатель Фонда милосердия им. Анны Павловой, лауреат премии ООН: «Сегодня, когда позади Афганистан, в действии Чечня, в памяти и в сердце — трагедии военных конфликтов в различных «горячих точках» планеты, образы «Последней черемухи» приобретают современное звучание». Недаром уже в день открытия выставочной экспозиции художница получила приглашение для участия в международной выставке при ООН.

Лариса Давыдова выдвинута соискателем на Государственную премию в области литературы и искусства.

Портрет В.Н.Татищева
1985 г., х.м., 100х190
Карамзин в Остафьево"
1987г. х.м.,130х150

* * *

Подольские художники