Объявления  

Условия постройки домов в самом начале XIX века

Б. Серпуховская на пересечении с Думной (Февральской)
Б. Серпуховская на пересечении с Думной улицей (сегодня Февральской)


дом Перевязкина на большой Серпуховской
дом Перевязкина на большой Серпуховской

Чтобы придать вновь возникшему городу Подольску определенную стройность, все дома на отводимых для них участках строились, согласно екатерининскому плану, по известному образцу. Условия постройки домов были следующие. Велено было строить дома на отводимых порожних земельных участках по утвержденному плану и фасаду; а Московской полицмейстерской канцелярии приказано было смотреть, чтобы все новые строения или перестройка старых согласованы были с утвержденным планом и дома строились по улицам «линейно», т.-е. по линии и нисколько бы из этой линии не выделялись. Согласно указанию Московского Каменного Приказа 1775 года, дома должны были строиться деревянные, а для прочности - на каменном фундаменте, в один этаж, вышиною не более 8 аршин (5,69 м), а в переулках допускались и с низом деревянным.

Крыши обязательно приказано было крыть тесом или щепой, а по желанию железом или черепицей. Волоковых окон нельзя было устраивать. Заборы на улице иметь обязательно дощатые или с решетками. Бревенчатых заборов или из кольев делать не разрешалось. Бревенчатые заборы можно было строить внутри двора для разделения от соседей. Согласно закона 1785 года строить каменные дома нужно было в течение 5-ти лет, а деревянные - в течение 3-х лет, а если в указанный срок кто не выстроит дома, то у того отбиралось место и передавалось другому просителю. Условия эти исполнялись; но были случаи, когда земля владельца, не приступившего к постройке, отбиралась и передавалась другому.

Размеры земельных участков, отводимых для постройки домов, были довольно значительные. По улице и задней стороне давалось по 40 саж. (85,3 м), по 66 саж. (140,8 м) и даже по 85 саж. (181,4 м), а всего от 500 до 990 кв. саж. (от 0,2 до 0,4 гектара). Такие земельные участки нарезались на постройку дома, погреба, сарая, амбара, бани и т.п., а остающееся место - для огорода или сада. Согласно указа Московского губернского правления 1791 г. земельные участки давались «для вечного, беспрепятственного и потомственного владения». Желающий выстроить дом подавал прошение в городской магистрат, после рассмотрения прошение направлялось к уездному землемеру Степану Звереву, чтобы тот выделил просимый участок. По взыскании определенной пошлины купчая выдавалась просителю с указанием требуемых условий постройки. План участка подписывался до 1809 года землемером Зверевым, с этого времени - землемером Фишером, а купчая подписывалась ее владельцем, городничим и двумя ратманами с приложением печати бургомистра22. Уже до 1800 года город был разбит на 20 кварталов, при этом характерно - 19-й квартал назывался «мещанским», как предназначенный для поселения в нем мещан, 18-й - «купеческим», 17-й - «дворянским», потому что жили тут преимущественно дворяне и купцы23. Купцы строили дома в первой половине XIX века крепкие, большие, о чем можно судить по одному из них, бывшему на Б. Серпуховской улице. Этот дом принадлежал купцу Савельеву и продан был в 1847 году одному вольноотпущеннику князя Гагарина, Тимофею Коровину, за 1720 р. Дом на каменном фундаменте, покрыт тесом, с крыльцом о двух ступенях и с деревянным навесом, с тесовой входной дверью. Войдя в дом, попадаешь в тесовые сени с одним окном, с 2 рамами о 6 стеклах; направо был чулан дощатый с одним окном о 4 стеклах; пол - дощатый. Дом состоял из 8 комнат «со створчатыми крашеными дверями» на коленчатых петлях, с медными ручками и скобками: в комнатах было 9 окон с двойными дубовыми рамами с медными задвижками, изразцовая печь с медными отдушинами; стены и потолок в доме были оштукатурены, а пол выкрашен.

Дом сенями разделялся на две половины, или на два покоя, двери которых тоже были с медными замками и задвижками. На улицы выходили окна с двойными дубовыми рамами о 6 стеклах, а в переулок выходило фальшивое окно. По правую и левую сторону сеней было устроено одних чуланов 4, а около них один холодный покой с одним окном. Во двор вели дощатые ворота на петлях и крючьях с массивными накладками. Здесь находились сарай и конюшня, длиной до 21 м (30 аршин) и шириной до 5 м (7 аршин), колодец с насосом, амбар на каменном фундаменте, длиной до 7 м (10 аршин). Двор в поперечнике имел 19,2 м (27 аршин). Кухня устроена была внизу дома, в нее вела каменная лестница с 18 ступенями. В кухне было 2 окна с дубовыми рамами - одно о 4 стеклах, а другое о 6 стеклах; потолок и стены были отштукатурены, пол - кирпичный. На каменном фундаменте находилась лавка и харчевня со стеклянными дверями: в лавке были тесовые закрома, а в харчевне потолок и стены обмазаны были глиной, полы - дощатые. В том же фундаменте был подвал, куда ход шел с улицы. На конце двора - каменная кузница длиной до 6 м (81/2 арш.), шириной до 1,4 м (2 арш.), с 2 окнами, где ковали лошадей, а в задней части двора с 2 окнами находилась баня24. Из описания этого дома видно, что купцы лет 80 - 90 тому назад строили деревянные дома с удобствами, со многими светлыми, теплыми, благоустроенными комнатами, со многими чуланами, с изолированной кухней и с разными при доме постройками: сараем, конюшней, колодцем, баней и т.п. В то же время беднота и мелкота жила в самых дальних кварталах, на концах улиц, как об этом говорит маленький домик старожила Афанасьева, стоявший по плану 1849 г. на конце города. Беднота селилась еще по берегу р. Пахры за мостом, о чем говорят и теперь еще имеющееся ветхие маленькие строения на левом берегу реки.

На Б. Зеленовской улице жили обыватели в плохоньких маленьких домишках, напоминающих скорее коробочки, чем жилища, с 3 маленькими, чуть не вросшими в землю окошечками. Типичным домом обывателя того времени может служить домик-коробочка бывшего извозчика «старого Подольска», старожила Алымова, находящийся на этой улице. Зеленовская улица свое название получила, можно полагать, с одной стороны, от фамилии «Зеленухин», который, говорят25, первым построил здесь свой дом лет, приблизительно, 100 тому назад: на этом месте стоят теперь дома Мигор-ских (на правой стороне улицы от реки). В то время на правой стороне Большой Зеленовской, или «Зеленовки», как обычно зовут, было еще дома два, а место между ними составляли огороды да зеленая луговина, отчего тоже могло произойти название улицы «Зеле-новка».

Если купцы наживали свои капиталы на торговле и на постоялых дворах с кабаками, то подольские мещане занимались огородничеством и хлебопашеством. Старый Подольск века представлял такую картину. Бронницкая улица (со временем революции «Революционный проспект») оканчивалась деревянным одноэтажным домом Виноградовых (на этом месте теперь стоит рабочий кооператив), а дальше шли все огороды с капустой, огурцами и картофелем; а начиная с базарной площади и Зингеровского завода, было поле городских жителей, засеянное овсом и рожью, которую обмолачивали на гумне. Мещане занимались главным образом ямщицким делом26.

Очень большую роль в экономическом развитии Подольска сыграло сильное через него движение. Движение через Подольск в это время, действительно, было огромно. Через Подольск сперва по грунтовой дороге, а потом по шоссе, устроенному в 40-х годах, возили до Варшавы (расстояние 1221 км, или 1145 верст) соль, керосин, масло, мануфактуру, а с юга по Серпуховскому шоссе (устроенному в 1857 году) в Москву шли целые обозы с хлебом; подольские прасолы гоняли гурты скота, день и ночь скрипели обозы, двигаясь с юга России на Москву через Харьков, Курск, Серпухов; из Варшавы летели тройки с седоками, двигались тяжелые повозки с почтой, запряженные, по словам старожилов27, гусем в 3 пары лошадей, при чем на двух передних из них сидели конновожатые, а на козлах вместе с кучером сидел трубач, который трубным звуком давал знак, чтобы очищали проезд по дороге. Перегоны почтовые были от 18 до 20 километров: 1) от Москвы до Бирюлева, где меняли лошадей; 2) от Бирюлева до Подольска, где их тоже меняли; 3) от Подольска до Лукошкина (Кленовской волости), а далее 4) от Лукошкина до Каменки (Вороновской вол.). Главная почтовая станция находилась в квартале, где сейчас помещается исполком. Здесь были постоялые дворы, где стояли для перевозки людей и почты сотни лошадей.

По рассказам старожилов, через Подольск в сутки проходило одних ямщицких до 500 лошадей. Обозы частью размещались по постоялым дворам, а то ночевали и на улице, где скапливалось такое множество подвод, что ожидали переправы на пароме через реку по 2 - 3 недели28.

Варшавское шоссе.  сегодня ул.Кирова
Варшавское шоссе

Центральным местом, где все останавливались, была каменная двухэтажная гостиница, построенная богатым купцом Аллилуевым.

Приблизительно на том месте, где стояла гостиница, по показаниям документа Подольского Магистрата от 1803 г. и плана города 1787 г., был сооружен в 1804 г. путевой деревянный дворец Екатерины II, в котором она останавливалась при поездках своих на юг. Дом, занимаемый исполкомом, можно полагать, самый старинный из каменных домов; этому дому, как уверяют наследники строителя, 113-115 лет29. В первой четверти XIX века в городе каменных домов было не более 4 - 5:

1) Савельевых (за рекой); 2) купца Коровина; 3) купца-заводчика Макарова; 4) купца Аллилуева; 5) купца Кононыкина. Из каменных домов, хотя и с меньшей давностью, чем вышеуказанные, заслуживает внимания так называемый «Заставной» дом, который стоит больше 80 лет, на месте разветвления Серпуховского и Варшавского шоссе. Прежде здесь жила администрация, ведавшая сборными пошлинами с проезжающих и провозимых ими товаров. В настоящее время этот дом занимает Общий Отдел Подольского уисполкома. Дом двухэтаж-ный, низ каменный, верх деревянный; верхний этаж построен Губернским Земством около 1894 -95 гг. На плане города 1849 г. «Заставной» дом показан каменным одноэтажным. По обе стороны шоссе были устроены заставы, отчего и дом получил название по плану 1849 года «Заставного». Лет за 5 до революции заставы были перенесены от города версты за 3 по Варшавскому шоссе, в виду того, что они оказались в черте города, разросшегося за это время; 75 лет тому назад город заканчивался Александровской улицей, на которой всего было домов 5 - 6, и то только на одной стороне (левой по направлению к базару), и только в отдалении стоял «Заставной» дом. При земстве брались зимние и летние пошлины: 3 коп. с лошади и 4 к. с экипажа на 10 верст расстояния, это по зимнему времени, и 5 - 6 к. - по летнему; с одного проезжающего пошлина не взималась, а с двух - брали. В старину в Подольске сильно развита была продажа водки на постоялых дворах, в кабаках, питейных домах, на чем виноторговцы, конечно, хорошо зарабатывали. При перевозке товаров люди мерзли на морозе и, естественно, отогревались водкой. Торговля вином так сильно была развита, что за неделю продавалось его на 4302 р. Вино было дешевое: 12 литров его стоило 2 рубля 30 к. В 1814 г., в феврале месяце, вина в Подольск было привезено 120000 литров на сумму 8808 р., в апреле и мае - по 36000 литров. Специально имелся винный магазин30, куда поставщиком был генерал-лейтенант Лунин, который в феврале месяце один представил 14719 лит., а один надворный советник представил 60000 литров вина из Калужской губ. с собственного винокуренного завода. За одну неделю вина продавалось (например, с 8 по 15 марта), согласно показаниям реестровых книг за 1814 год, простого хлебного - 6308 лит., французской водки - 393 лит., сладкой - 24 лит., «Ерофеича» - 159 лит. и прочей - 455 лит., а всего - 7339 лит.31.

Правительству по откупам от продажи вина был большой доход. Просматривая реестры с 1812 года, то и дело встречаешь указания такого рода: принято (от такого-то) в винный магазин хлебного вина столько-то ведер, столько-то красного, столько-то «Ерофеича» и т.п.

Помимо торговли вином, в это время в Подольске бойко шла казенная торговля солью. Соль можно было купить только в соляном магазине, где за продажей ее следил особый пристав, так называемый «соляной пристав», вносивший за проданную соль деньги в казначейство. Соляной магазин находился сзади деревянного цейхгауза, около Кладбищенской церкви, и представлял из себя белый кирпичный длинный амбар с железными дверями; внизу находился подвал. В 90-х годах соляной амбар разобрали, и материал пошел на постройку пожарного депо.

Казенной соли продавалось очень много. Следя по реестровым книгам за 1812 -14 гг. мы видим, что соли продавалось за 1 неделю от 9 до 15,2 тонн и даже до 19,7 тонн на сумму 2045 р.

* * *

Подольские художники