Объявления  

Подольск в Николаевское время

Николаевское время оставило свой мрачный след в истории I города Подольска. Достаточно посмотреть на прежние правительственные здания на площади: полицейского управления и особенно тюрьмы, чтобы видеть печать Николаевщины в плоском казарменном стиле постройки, а также в желтой окраске их, специфической для этого времени.

Перед вами тюрьма, или, как она называется в плане города за 1849 год, «тюремный замок». Он существует около 95 лет и выстроен не позднее, согласно документальному свидетельству, 1831 года.

Это тюрьма была свидетельницей бесчеловечного восстания в ноябре 1830 года. В это как раз время подольская тюрьма была переполнена заключенными, в числе которых было очень много поляков, усмиренных при восстании. Поляки были настроены, конечно, враждебно к русской администрации. Передают33, что один из заключенных по общему уговору решил зарезать сторожа-ключника за жестокое обращение. Заговор был раскрыт шпионом, которого убили товарищи заговорщика, а последнего сослали в Сибирь.

Содержали тюремных грязно, судя по инвентарю за 1831 год. Кухонные принадлежности: миски, чутуны, чашки, ложки были со щелями, худые и поломанные; ведра, ковши, ушаты, лоханки - или со щелями или тоже худые; хозяйственные необходимые принадлежности, пилы для пилки дров поломаны настолько, что невозможно ими было работать; тележки железные, грабли тоже поломаны, фонари - с разбитыми стеклами; все это было негодно к употреблению. Естественно, что при таком состоянии посуды всюду была грязь и сырость, во избежание чего комнаты арестантов обильно посыпали в некоторых случаях, например, при приезде начальства, песком, который, не жалея, доставляли возами. Так, за 1831 год для «осыпания около нужных мест и в комнатах арестантов было привезено 12 возов песку». Нечистоты из отхожих мест в зимнее время вывозили не в бочках, как теперь, а в дровнях с крышами, обитых лубками.

Тюремных кормили так плохо, что в известные дни они с мешками ходили по городу под наблюдением ключника и собирали милостыню. Арестантов часто наказывали розгами на черном эшафоте34, стоявшем на том самом месте, где в 1878 году московским купцом Малютиным была построена тюремная церковь, обращенная в 1923 году в просветительный клуб для заключенных35.

Во время проезда через Подольск Николая I в имение Ивановское, принадлежавшее московскому военному генерал-губернатору, графу Закревскому, весь город было приказано окрасить в желтую краску, а ставни - в белый цвет36; желтая краска домов сохранилась еще и до сих пор на некоторых деревянных старинных домах, например, на доме Щеки-ных-Мокровых и на доме Яковлева (на Б. Серпуховской), тоже, нужна заметить, очень старинном по времени и по типу постройки.

Какова была бумажная волокита в николаевских учреждениях, можно видеть из одного любопытного документа, где идет речь о том, как два города в довольно значительном друг от друга расстоянии - Тамбов и Подольск - в течение двух лет ведут усиленную переписку из-за 4 руб. 27 копеек, которые Подольская городская дума должна была уплатить в Тамбовскую богадельню за содержание там в течение нескольких дней больной подольской мещанки Николаевой. Это дело о 4 руб. 27 коп. составляет целую толстую ведомость со всевозможными справками, за сургучными печатями и подписями начальства. Одной бумаги да сургуча пошло, кажется, больше чем на 4 рубля, а дело из Николаевской эпохи (с июля месяца 1854 -1856 г.) переходит в эпоху Александровскую. Каждое учреждение ссылается и на своды законов, и разные статьи их, а все-таки Подольская городская дума считает себя вправе не платить этих 4 руб. 27 коп. Дело доходит до вице-губернатора и даже до министра внутренних дел. Неизвестно однако, чем в конце-концов оно кончается37.

* * *

Подольские художники