Подольск   Подольск и окрестности. Подольск «На берегах Пахры»

Э.Ф.Сун

Князья Оболенские в Подольске и уезде

«Добрые россияне не обязаны ли иметь более терпения, следуя правилу государственной нравственности, которое ставит уважение к предкам в достоинство гражданину образованному». Н.М. Карамзин

* * *

В начале 60-х гг. XIX века уездный город Подольск насчитывал 3826 жителей «обоего пола», в т.ч. дворян потомственных - 56, личных - 6З, почетных граждан потомственных - 17, личных - 53, купцов - 640, мещан - 2643. В городе к тому времени имелось 25 каменных домов, в т.ч. 18 двухэтажных, и 180 деревянных, среди которых выделялся «дом с мезонином и балкончиками» на Главной городской площади (утраченный д. 3, пл.Советская). Дом был построен на казенные средства в конце 20-х гг. XIX в. одновременно с каменными зданиями присутственных мест, так называемым «тюремным замком». Сначала в доме жил городничий Д.В. Бахтиаров, а затем князь Оболенский. Но почему представитель родовитого дворянства оказался вдруг в провинциальном уездном городке? Длительный поиск автора в архивах и библиотеках позволил приподнять завесу забвения и приоткрыть еще неизвестные страницы истории города и уезда.

Село Никольское-Стрелково, расположенное в излучине р. Пахры и граничившее по ней с имением Поспелково-Плещеево, принадлежало свыше ста лет (с 2-ой пол. XVII в.) графам Апраксиным. В конце XVIII в. (с 1972 г.) оно перешло во владение гр. Алексею Ивановичу Мусину-Пушкину (17441817), который являлся блестящим государственным и общественным деятелем екатерининской эпохи, прекрасно сочетая в себе качества сановника и ученого. Он занимал должность управляющего Корпусом чужестранных единоверцев, был обер-прокурором святейшего Синода, имел чин действительного тайного советника, был действительным членом Российской Академии наук, президентом Академии художеств, археографом, крупнейшим коллекционером, исследователем и издателем российских древностей. Огромную роль в занятиях А.И. Мусина-Пушкина историей и древностями играли служебные, дружеские и семейные связи. Он был в приятельских отношениях с такими выдающимися людьми своего времени, как Г.Р. Державин, Н.М. Карамзин, А.Н. Оленин и другие. Гp. А.И. Мусин-Пушкин находился в родстве с князьями Волконскими, Оболенскими, Вяземскими, Гагариными, Щербатовыми. Все они имели своим общим предком кн. Новгородского Рюрика (ум. 879). Родственные связи этих знатных дворянских фамилий пересекались в нескольких коленах. Женой гр. А.И. Мусина-Пушкина была Екатерина Алексеевна, урожденная княжна Волконская (1754-1829), племянница Московского генерал-губернатора кн. М.Н. Волконского. От брака с ней Алексей Иванович имел трех сыновей и пять дочерей.

Граф А.И. Мусин-Пушкин

Старшая сестра гр. А.И. Мусина Пушкина, Федосья Ивановна, вторым браком была за кн. Михаилом Иванови чем Оболенским (ум. 1794), двоюродным братом кн. Петра Александровича Оболенского (1742-1822). Последний был женат на Екатерине Андреевне, урожденной княжне Вяземской (1741-1811), которая приходилась сестрой кн. Ивану Андреевичу (ум. 1797), отцу Андрея Ивановича Вяземского (1750-1807), владельца усадьбы Остафьево.

Поэт, литературный критик, кн. Петр Андреевич Вяземский (1792-1878) в своем очерке «Московское семейство старого быта» с большой любовью описывает семейную жизнь П.А. и Е.А. Оболенских, «старосветских помещиков». Они имели двадцать детей, из которых десять умерло в раннем возрасте. Петр Андреевич, рано потерявший родителей, будучи отроком, всегда находил в семье своей двоюродной бабки сердечный прием и тепло домашнего очага. «Это семейство составляло особый, так сказать, мир Оболенский. Даже в тогдашней патриархальной Москве отличалось оно от других каким-то благодушным, светлым и резким отпечатком. Налицо было шесть сыновей и четыре дочери... Все они долго жили с матерью и у матери. Будничный обеденный стол был уже порядочного размера, а праздничный вырастал вдвое и втрое. Особенно в летние и осенние месяцы, в подмосковной, эта семейная жизнь принимала необыкновенные размеры и характер. Кроме семейства в полном комплекте, приезжали туда погостить и другие родственники. Небольшой дом, небольшие комнаты имели какое-то эластичное свойство: размножения хлебов, помещений, кроватей... А хозяева были вовсе люди небогатые». Даже Н.М. Карамзин, жертвуя своей работой над «Историей Государства Российского», раз или два в течение лета «езжал из Остафьева на день или два в село Троицкое».1)

Все поездки по Большой Серпуховской дороге совершались, непременно, через Подольск, в котором находилась почтовая станция, где меняли лошадей. В одном из писем своему близкому другу гр. А.И. Мусин-Пушкин писал: «Милостивый государь мой... три соображения причем заставляют меня Вас просить, чтобы Вы приехали в Валуево2) в понедельник к обеду и, дав немного отдохнуть лошадям, того же дня могли доехать до почты в Подольске, 17 верст от Валуева, ибо первое, ежели поедем мы во вторник, то будет остановка по дороге в лошадях, понеже из Москвы во вторник отправляются разные почты по Тульской дороге...».

Графиня Е.А. Мусина-Пушкина урожд. кн. Волконская

Осенью все семейство Оболенских собиралось в Троицком для охоты за зайцами. «Охота и все принадлежности ее были хорошо и богато устроены. В промежутках при охоте за зайцами усердно шла охота и за картами; не в виде выигрыша, потому что все были свои и что игра была по маленькой. Тут все играли: отцы и дети, мужья и жены, старые и малые. За обедом обыкновенно съедали, в разных видах и приготовлениях, всех зайцев, затравленных накануне».

После смерти родителей село Троицкое-Ордынцы с деревнями: Антропова, Ботвинина, Зыкеева, Леониха и Поспелиха, - унаследовал старший сын кн. Андрей Петрович Оболенский (1769-1852), тайный советник, попечитель Московского учебного округа. Он «по общему влечению» возглавил многочисленное семейство и достойно продолжил самобытные традиции семейного единения Оболенских, внося в них новые обычаи и новые требования. П.А. Вяземский отзывался о А.П. Оболенском, как о «честном, высокой нравственности, здравомыслящем и духовно-религиозном человеке». Так же говорили о нем Н.М. Карамзин и А.И. Тургенев, близко знавшие его. Кн. А.П. Оболенский не был ученым, но «умел ценить, любил и уважал просвещение, ревностно служил ему». Он был избран почетным членом Московского и Харьковского университетов и нескольких ученых обществ: Общества Истории и Древностей, Общества испытателей природы (президент), Общества сельского хозяйства и других.

От первого брака с М.А. Масловой (1768-96) кн. А.П. Оболенский имел дочь. Вторично он женился в 1810 г. на молодой княжне, фрейлине императорского двора Софье Павловне Гагариной (1787-1869), которая приходилась двоюродной сестрой кн. Вере Федоровне Вяземской (1790-1886), урожденной кж. Гагариной. Софья Павловна, получившая воспитание за границей, была дочерью помещика Подольского уезда, генерал-поручика, поэта, кн. П.С. Гагарина и кн. Т.И. Гагариной, урожденной Плещеевой, которую в молодости «нежно и пламенно любил и воспевал» поэт Ю.А. Нелединский-Мелецкий. От второго брака кн. А.П. Оболенский имел пять сыновей и трех дочерей. Кн. С.П. Оболенская, после смерти родителей и старшего брата, унаследовала в Подольском уезде, близ Варшавской дороги, село Сатино-Русское с деревнями: Овечкина, Сатино-Татарское, Ревина, - и два сельца: Акулово и Давыдково с господскими домами.

Второму сыну кн. Петра Александровича и Екатерины Андреевны Оболенских, кн. Ивану Петровичу (1770-1853), в Подольском уезде, близ Каширского (Бронницкого) тракта, принадлежало село Акулинино-Архангельское с деревней Столбищевой и сельцо Меньшово. Он владел также крупным имением на юго-западе уезда. От брака с Е.И. Стакельберг (1768-1845) детей не имел.

Четвертый сын кн. П.А. и Е.А. Оболенских, кн. Василий Петрович (17801834), участвовал в чине майора в русско-австро-французской войне 1805 г. и в сражении при Аустерлице. До 1812 г. он вместе со своим братом Александром3) служили в Твери адъютантами принца Ольденбургского и пользовались «особенным доверием и уважением» великой кн. Екатерины Павловны. Они были участниками Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов русской армии 1813-1814 гг. Кн. В.П. Оболенский дослужился впоследствии до чина генерал-майора. Он женился в 1818 г. на дочери гр. А.И. Мусина-Пушкина, Екатерине Алексеевне (1786-1875), фрейлине императорского двора. В приданое за ней он получил имение в Калужской губернии.

После смерти матери, гр. Е.А.Мусиной-Пушкиной, в 1829 г. кн. Е.А. Оболенской «досталось в крепостное владение недвижимое имение Московской губернии в Подольском уезде село Стрелково... с дворовыми и крестьянами мужского пола 42 души с их семействами, с Господскими и Крестьянскими строениями, с мельницею, со всеми хозяйственными заведениями и всеми землями». У кн. В.П. и Е.А. Оболенских было четыре сына и три дочери, младшая из которых, Наталья Васильевна, стала впоследствии женой Александра Николаевича Карамзина, сына знаменитого историографа. В 1834 г. кн. Е.А. Оболенская купила у своего брата гр. Владимира Алексеевича Мусина-Пушкина полученный им по наследству от родителей дом на Разгуляе4) в Елоховском приходе кафедрального Богоявленского собора.

Старший сын кн. В.П. и Е.А. Оболенских, кн. Алексей Васильевич (1819-84), отличался редкими душевными качествами: добротой, отзывчивостью и скромностью. В 1860 г. он был произведен в генерал-майоры с назначением в свиту императора Александра 11. С 1861 г. исполнял должность военного и гражданского губернатора г. Ярославля, откуда вскоре был переведен на должность гражданского губернатора Москвы. В этот период он энергично работал над проведением крестьянской реформы, исполняя одновременно обязанности вице-председателя Попечительного о тюрьмах Комитета. В подготовке крестьянской реформы 1861 г. активное участие принимал также его брат князь Андрей Васильевич (1824-75). В молодости он много путешествовал по России с котомкой за плечами, чтобы изучить самому «действительное положение народа». Его близкий друг И.С. Аксаков писал о нем, что он хорош «души любовным разуменьем и сердцем мудрой простотой». Кн. Андрей Васильевич окончил Училище правоведения и с 1858 г. был председателем Калужской Палаты гражданского суда. Он ратовал за отдачу крестьянам, при отмене крепостного права, земель в собственность, а не в пользование с барщиной, оброком и с сохранением помещичьего землевладения. Прогрессивные мировоззрения братьев Оболенских, вероятно, сыграли не последнюю роль при решении судьбы небольшого подмосковного имения их матери, с. Стрелково, в котором было 15 крестьянских дворов, 109 жителей «мужского и женского пола» и около 142 десятин земли.

Дополнительные историко-архивные изыскания, проведенные мною уже после публикации этой статьи в 1997 г. в газете «Подольский рабочий», выявили, что кн. Е.А. Оболенская отписала в конце 40-х гг. ХIХ в. это имение своей младшей дочери кн. Наталье Васильевне (1827-1892), которая была фрейлиной императорского двора. Этим имением она владела недолго, т.к. потеряла рассудок из-за скоропостижной смерти своего мужа А.Н. Карамзина. Село Стрелково было отписано в 1851 г. ее брату Александру Васильевичу Оболенскому (1823-1865), который не был женат. После его кончины имение было целиком передано крестьянам села Стрелково.

Князь В.П. Оболенский

В качестве компенсации за утраченный деревянный господский дом с садом в с. Стрелково вдова кн. Екатерина Алексеевна Оболенская получила (по моей версии) в постоянное владение дом с мезонином на Главной (торговой) площади г. Подольска. Дом использовался ею и детьми, в основном, в качестве места остановки при поездках в свое имение в Калужской губернии.

В историческом архиве Москвы имеется любопытный документ за 1870 г., подтверждающий, что домом с мезонином в Подольске владела сначала княгиня Оболенская, а не князь. Это акт об осмотре комиссией каменоломного заведения во дворе каменного двухэтажного дома титулярного советника Ф.С. Добротворского в г. Подольске, на углу Бронницкой улицы и торговой площади (д.47/1, Ревпроспект/пл.Советская). Комиссия установила, что во дворе вырыта яма длиной 26,6 м и глубиной 8,5. В яме имеются горизонтальные подземные галереи, выходящие за пределы участка Добротворского. В яме добывается «подольский мрамор» не только для своих нужд (дом в черне уже построен), но и для продажи (в каменоломне работает 30 человек). «Откос ямы к забору кн. Оболенской (инициалы в документе не указаны) ни чем не обделан и, следовательно, подвергается обрушению от дождя и снега, угрожая опасности помянутому забору». Среди подписавших акт членов комиссии - «Городской Голова Филатьев».

Князем Оболенским, жившим периодически в доме с мезонином, был, по-видимому, племянник престарелой княгини, князь Василий Андреевич (1818-83), третий сын кн. Андрея Петровича Оболенского. Не будучи помещиком Подольского уезда5) кн. В.А. Оболенский, пользуясь большим уважением и доверием, был избран с 1865 г. предводителем дворянства Подольского уезда и переизбирался на эту должность шесть трехлетий подряд, заслужив чин статского советника. Он должен был председательствовать в земских собраниях и фактически руководить местными учреждениями города и уезда, что требовало его частых приездов в Подольск для выполнения своих служебных обязанностей. Кн. В.А. Оболенский избирался членом Московского губернского комитета по улучшению быта крестьян и членом Московского Попечительства о бедных. Был почетным мировым судьей Каширского и Подольского уездов, чиновником особых поручений при Московском генерал-губернаторе.

Дом княгини Е.А. Оболенской    в Подольске

О князьях Оболенских в журнале «Всемирная Иллюстрация» за 1863 г. (№ 40) писали: «В настоящее время более именитыми представителями этого древнего и славного рода следующие лица: сенатор, генерал-лейтенант, кн. Алексей Васильевич Оболенский; директор Департамента Таможенных сборов, статс-секретарь, кн. Дмитрий Александрович Оболенский и член комиссии для построения в Москве Храма во имя Христа Спасителя, в должности шталмейстера, действительный статский советник, кн. Сергей Александрович Оболенский».

Речь шла о двоюродных братьях. Кн. Алексей Васильевич Оболенский в дальнейшем избирался почетным мировым судьей Ольгопольского мирового округа Подольской губернии (Украина) и Чериковского мирового округа Могилевской губернии и дослужился до чина генерал-от-артиллерии, что соответствовало высокому второму классу «Табели о рангах». Его мать кн. Екатерина Алексеевна Оболенская дожила до глубокой старости, пережив своего мужа кн. Василия Петровича нa 41 год. Оба они похоронены на кладбище Новодевичьего монастыря.

Этот небольшой историко-генеалогический очерк о князьях Оболенских в Подольске и уезде позволил дать только краткую информацию о лучших представителях российского дворянства, которых Н.М. Карамзин называл «душою нации». Предводитель Российского Дворянского Собрания, возродившегося в начале 90-х гг. ХХ в., князь Андрей Кириллович Голицын сказал: «Вспоминая имена наших пращуров и дела их, мы обретаем корни, находим прекрасные, великие образцы мужества, верности, благородства».