Подольск   Подольск и окрестности. Подольск «На берегах Пахры»
"Древняя история родного города практически не изучена", - считает старший научный сотрудник Государственного Исторического музея Михаил Иванович Гоняный. И все же, раскопки, проведенные совместной экспедицией историко-мемориального музея-заповедника "Подолье" и Государственного исторического музея, при активном участии членов туристского клуба московской средней школы ¦ 259, дали ожидаемые результаты. На левом берегу Пахры из более чем сорока поисковых шурфов, глубина которых местами превышала два метра, были извлечены обломки глиняной посуды, изготовленной без применения гончарного круга. Черепки слабо прокалены, так как обжигались не в печах, а на костре. Внешняя поверхность изделий была украшена тычковым и сетчатым орнаментом, что характерно для финно-угорских племен, населявших Волго-Окское междуречье в 1 тыс. до н. э. - 1 тыс. н. э.

Рядом обнаружены славянские селища, с характерной серо и белоглиняной керамикой, изготовленной уже на гончарном круге. Линейный и волнистый орнамент изделий позволяет датировать их вв. Были найдены фрагменты красноглиняной, мореной и чернолощеной посуды, относящейся уже к более позднему периоду - XVI - XVIII вв.

Таким образом пологий левый берег Пахры, уровень воды которой был на 3-5 метров ниже современного, был заселен с давних лет.

Первое же письменное упоминание о местных жителях содержится в писцовых книгах 135 и 136 поместных и вотчинных земель 1627-1628 гг. Московского уезда Молоцкого стана: "Данилова монастыря вотчине Село Подол, а Пехрино тож, по обе стороны реки Пахры, да к тому же селу припущено в пашню пустошь Стельникова, да пустошь Трубицына, Родионово тож, на реке Пахре. А в селе церковь Воскресение Христово древяна клетцки. А в церкви образы и свечи и книги, а на колокольне колокола и всякое церковное строение монастырское и приходных людей. А у церкви двор: поп Афанасий Петров, да с ним церковный дьячек Петрушка Игнатьев, во дворе пономарь Акинфейко Игнатьев, келья, просвирницы.". Жил на церковной земле и церковный бобыль. На прокорм церковных служащих была приписана к храму земля "по 15чети в поле, а в дву потому же, сена 12 копен; да церковная пустошь Гридкова, а в ней пашни перелогом и лесом поросло середина, земли 10 чети в поле, в дву потому же да в селе крестьян за рекой Пахрою (13 дворов) и бобылей (4 двора), да на другой стороне реки Пахры крестьян (10 дворов)."

И так, по нашим современным меркам, землица, которой у церкви было не так много, кормила ее служителей, помогали сколачивать доход Богу и селяне, регулярно посещавшие храм.

В казну Данилова монастыря 10 марта 1628 года вотчинная его церковь Воскресения Христова в качестве дани сдала "четыре алтына, десятильничих гривна". В 1635 году "-данные деньги платил Давыдовы пустыни игумен Антоний." А через двадцать лет в 1654 году "по новому письму и дозору на Воскресенскую церковь положено дани рубль 2 деньги, заезда гривна".

По дозорным книгам Патриаршего казенного приказа 7188 года от Сотворения мира, т.е. 1680 года от Рождества Христова значится: "августа в десятый день князю Ивану Андреевичу Шелесшпальскому вотчины Данилова монастыря села Подолу церкви Воскресения Христова попа Афонасия Исакова сын его дьячек Васька сказал: церковной земли у них во владении по 10 чети в поле, а во дву потому же, сена 30 копен, а достальною землею владеют того же села крестьяне."

В 1722 году церковь сгорела, но по указу синода в 1728 году, "по челобитию Данилова монастыря, что при Москве, игумена Герасима с братиею..", была отстроена из белого камня, который лежал рядом, буквально под ногами.

Церковь была не безмолвной, а служили в ней священники: Иван Семенов в 1704 году, Иван Иванов в 1722 году; дьячки, не входившие в состав церковной иерархии, но необходимые в церковном делопроизводстве для ведения по церкви и приходу метрических записей о рождении, смерти, бракосочетании. В 1704 году дьячком был Иван Иванов, а в 1722 году - Иван Григорьев. Отвечал за чистоту и опрятность в храме, зажигал свечи и елей, подавал кадило и звоны к богослужению пономарь: в 1704 году Григорий Иванов, а в 1722 году Герасим Иванов.

Храм был одноэтажным, пятиглавым, с тремя пределами: левый - Святой Троицы, центральный - воскресения Христова, правый - Святителя Николая Мирликийского, который всегда был одним из наиболее почитаемых на Руси православных святых. Почитается самым старшим и близким к Богу. Николай Чудотворец - покровитель торговли и земледелия, защитник бедных и неимущих, помощник простого люда в горестях и бедах.

Триста лет церковь Воскресения Христова служила людям в радостях и горестях, принося удачи и скрашивая беды. В апреле 1922 году из храма, как и всей церкви, отделенной от государства, было изъято более 50 кг. серебряных предметов церковной утвари. А в марте 1922 года постановлением президиума Подольского уездного Совета церковь была закрыта. Намоленные иконы, уникальный двухметровый крест XVIII века и многие другие церковные ценности пропали. Колокольню и церковные постройки разрушили, а церковь превратили в механическую, а затем каменотесную мастерскую, изготавливавшую надгробные памятники.

Безжалостно уничтожили строители индустриального техникума старинное кладбище, забыв о том, что на нем захоронены умершие от холеры 1848 года, вибрионы которой сохраняются столетиями. К тому же спортплощадку техникума бестолково дополнили детским городком, аттракционы которого не привлекают даже неверующих, ведь под ногами мертвые лежат.

Здание храма стали использовать под хозяйственные нужды: здесь был склад, одно время заправляли газовые баллоны, после войны был гараж для танка Т-34 без башни, использовавшийся в качестве тягача.

В 1924 году было закрыто кладбище, а через четыре года разорено и вскоре были ликвидированы и его остатки. В конце 90-х годов столетия храм стали реставрировать, намереваясь сделать мемориальный комплекс, частью которого явилось составление списка погребенных у храма Воскресения Христова, крещеных и обвенчанных в нем.

Некоторые исследователи предполагают, что село формировалось вокруг церкви, что не совсем убедительно. Во-первых, берег реки у церкви очень высок и почти неприступен. Во-вторых, церковь, как правило, строили на возвышенном самом красивом месте, обозримом с окрест, на краю селения, а переселялись ближе к Богу лишь после жизни земной.

Конечно, церковь можно было построить и на противоположном берегу реки на Красной горке, у подножья которой в начале XVII века было 13 из 27 дворов села Подол, в общей сложности насчитывавший около 250 жителей. Следует заметить, что в писцовых книгах 1627-1628гг. учитывались лишь мужчины.

Жили подоляне в небольших, приземистых избах, крытых ржаной соломой. Маленькие окошки изб были затянуты бычьими пузырями. В длинные темные вечера освещались лучинами, вставленными в поставцы. Половину избы занимала печь, в центре стоял стол, по стенам полки, лавки и полети. В красном, правом дальнем углу избы размещались иконы. Рядом с избой был хозяйственный двор, на котором содержалась скотина - лошадь, корова, свиньи, овцы; домашняя птица - куры, гуси, утки. Молодняк выхаживали в избе у печки. Во дворе сушились в поленице дрова и хворост, хранился собранный урожай, различные заготовки продуктов питания - соления, квашения, вяления.

Засыпали в закрома, солили и квасили в кадушках то, что сеяли и собирали: рожь, гречиху, горох, овощи. В долине реки разбивали огороды, выращивая морковь, капусту, репу, лук. В окрестных лесах и лугах охотились на зайцев, лис, кабанов, медведя. Собирали грибы, ягоды, орехи, дикий мед и лечебные травы, отвары которых изгоняли любую хворь.

Дополняла столы селян конечно же рыба, в изобилии водившаяся в Пахре: плотва и щука, лещ и окунь, сом и язь, голавль и пескарь. Ширина реки доходила до 15 саженей (около 25 метров), глубина местами была пол-аршина, т.е. более метра. Экономического судоходства на реке почти не было, но она словно магнит на своем крутом изгибе стягивало село, которое постепенно вытягивалось вдоль дороги, ведущей из Москвы на юг и на запад. Вдоль дороги, прозванной Серпуховкой или Крымкой строились постоялые дворы, кабаки, кузни и другие мастерские по починке лошадиной упряжи, телег, саней, карет, бричек и всего того, что необходимо было проезжему человеку и окрестному люду. А перевоз через Пахру в обе стороны обслуживал крестьян и купцов, государевых и разбойных людей. Из Москвы везли мануфактуру, керосин, а в Москву продукты питания. Туда - сюда сновали почтари и ямщики.

В конце XVII века царь Петр Алексеевич повелел открыть почтовый стан в селе Подол, который назвали "Пахра Тульская". Перед въездом во двор почтового дома установили специальный знак, дабы отличить его от обывательских домов.

Являясь перевалочным пунктом и постоялым двором, занимаясь извозом и торговлей Подол богател и прирастал. Уже в 1704 году, когда Россия втянулась в войну со Швецией, в селе был 71 двор крестьянский и 7 дворов бобыльских, в которых проживало 295 жителей мужского пола, т.е. по 3-4 мужика во дворе.

Сорок три километра от Москвы до перевоза, путь не малый и даже лошадьми по ухабам добирались не скоро. Многие останавливались в селе отдохнуть. Повозки перекладывали, оставляя часть для продажи, догружая телеги и сани товарами местного производства.

По указу императрицы Елизаветы Петровны 1755 года в Пахре Тульской должны были содержаться для почтовой гоньбы 10 лошадей, а в 1783 году их уже было 25.

Жители села Подол относились к категории казенных людей, в следствии чего им было легче определить свой образ жизни. Особо доходным и не менее важным, почетным у живущих при большаке, был извоз, ремесло, торговое и предпринимательское дело, с чего платили в государственную казну соответствующий налог, который был весьма умеренным по тем временам.

По подушной переписи 1724 г. единицей налогообложения населения вместо крестьянского двора, становилась "душа мужского пола". Все мужское население, от немощных стариков до грудных детей, записывалось в "ревизские сказки" (списки) и было обязано платить ежегодно денежный налог v подушную подать. От налога освобождались дворяне и духовенство. Размеры подушной подати определялись суммой, необходимой для содержания армии. Первоначально подушная подать составляла 80 коп. в год с одной души, затем была снижена до 70 коп. С 1794 г. для крестьян была поднята до 1 руб. После отмены крепостного права, в 1867 г. ее размер составил 2 руб. 61 коп., а в 1887 г. подушная подать была отменена, но налоги существуют и поныне.

Благодаря перевозу на Пахре, паром которого в 1764 году сменил плавучий мост, и Крымскому тракту, ведущему в центральную Россию и ее южные земли, село разрасталось и постепенно превращалось в город.